печать|закрыть окно


Встреча с учёными и общественными деятелями Севастополя и Крыма

18.08.2017

....-В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!
Не в таком составе, но в похожем пару лет назад у нас была встреча. Я сейчас длинных монологов произносить не буду, тем не менее обязательно должен некоторые сакральные вещи произнести вслух по поводу важности и Крыма, и Севастополя, и этого места, где мы находимся, Херсонеса, для России, для её культуры, для её духовного кода в прямом смысле этого слова.
У нас, вы знаете, есть федеральная целевая программа по развитию и Крыма, и Севастополя. Я не знаю, насколько в ней, то есть знаю, конечно, но, может быть, мы не так тонко чувствуем, как вы, насколько в ней учтено всё, что связано с духовной составляющей жизни Крыма и Севастополя, где что-то, может быть, недоработали, недосмотрели.
Потом ведь есть федеральная часть, есть региональная, и наверняка, жизнь показывает, часто возникают проблемы, на которые не обращают внимания либо обращают недостаточно внимания – так, как думают об этом специалисты.
Здесь, собственно говоря, такие специалисты собрались. Мы с Дмитрием Анатольевичем хотели с вами встретиться, поговорить на все темы, которые вас волнуют.
Вот, собственно говоря, и весь монолог. Если Дмитрий Анатольевич что-то добавит – пожалуйста, если нет – тогда мы перейдем к прямому живому разговору.
Д.Медведев: Я послушаю.
Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, можно я начну?
В.Путин: Конечно.
Е.Алтабаева: Меня зовут Екатерина Борисовна Алтабаева, так сложилось, что я председатель Законодательного Собрания города Севастополя.
Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Высокие гости!
Мы очень рады приветствовать вас на севастопольской земле. Мы гордо говорим, что сегодня Севастополь – самостоятельный субъект Российской Федерации, город федерального значения.
И, Владимир Владимирович, первые слова всё-таки к Вам. От всех севастопольцев хочу Вам передать искреннюю, огромную благодарность за те непростые решения, которые Вы приняли в 2014 году. Эти решения так нужны были для нас. Мы до конца даже, наверное, не представляем тот груз ответственности, тяжёлый груз, который Вы взяли на свои плечи. Но, слава богу, всё сложилось. И Севастополь, город с русской душой, вернулся в родное Отечество.
Конечно, город с особенной судьбой. Он родился в 1783 году и дважды был разрушен до основания: в XIX веке – во время Крымской войны, в XX веке – во время Великой Отечественной войны. Но дух Севастополя убить невозможно. И поэтому даже в годы украинского безвременья лишить нас родного языка и нашей истории было невозможно.
Мы, конечно, думаем над тем, где корни этого удивительного явления – духа города-героя Севастополя. И нам кажется, что, конечно, это и в глубине веков, потому что Севастополь родился на земле, которая тысячелетиями напитывалась культурой тех цивилизаций и народов, которые здесь жили, творили свои обычаи, свою культуру.
Конечно, безусловно, наш долг взрастал молитвой и подвижническими трудами Андрея Первозванного, Климента Римского, Кирилла и Мефодия. Конечно, мы всегда помним, что на нашей земле крестился святой Владимир. И здесь родился огонь веры, который объединял славянские племена и творил тот особенный русский характер, национальное единство.
Но Севастополь, безусловно, взрос и на подвигах, творчестве многих и многих поколений людей, которые жили здесь, основывали Севастополь, его благоустраивали, его воспевали. И, может быть, я скажу банальные вещи, и всё-таки в дух нашего города, безусловно, Россия вложила всё то лучшее, свои духовные силы, которые потом переплавились в особенный дух Севастополя.
Конечно, нельзя не вспомнить, что среди основателей нашего города блестящие имена российской истории: Екатерина II, Григорий Александрович Потёмкин, Александр Васильевич Суворов, Федот Алексеевич Клокачёв. И всего четыре года прошло после основания Севастополя, в 1787 году сюда приезжала Екатерина II, в великолепную Тавриду, в город, ею названный городом достойного поклонения. И даже недоброжелатели России, которые были в её свите, например, французский посол граф де Сегюр, он писал, что удивительно, что за две тысячи верст от столицы в только что присоединённом крае построен город, создан флот, поселились жители и создан порт. Это подвиг, необыкновенная деятельность.
У строителей Севастополя опять редчайшие имена российской истории: это Фёдор Фёдорович Ушаков, это Алексей Самуилович Грейг, Михаил Петрович Лазарев. Севастополь, конечно, в середине XIX века не был столицей, он не был губернским, даже уездным городом, но он был привлекателен и значителен как сама столица. Даже разрушенный город в середине XIX века – вот такой, каким он предстал перед нашими врагами, противниками в августе 1855 года – оставлял деятельное впечатление. Английский офицер написал домой следующее письмо: «То, что представляют собой даже развалины этого города, производит огромное впечатление. Наверное, в таком городе каждый хотел бы родиться, жить и умереть».
Конечно, в духе нашего Севастополя дух защитников города, это многие тысячи блестящих имён, но всё-таки начинают, наверное, эту плеяду наши прославленные адмиралы: Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Именно о них и о совершенно, может быть, незнаменитых и безвестных защитниках Севастополя архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий говорил, он говорил это в проповеди в июне 1855 года, находясь здесь, в Севастополе: «Впредь, поучая паству свою, мне не надобно далеко искать примеров высокого духа и добродетели. Я скажу своей пастве: приди сюда и преклонись перед братией своей, защищающей дух веры, и пади ниц. Место сие свято есть!». К этим словам вообще добавить мало что можно.
Единственное, что хочу ещё сказать, что в годы Великой Отечественной войны эта безусловная традиция особенной стойкости, мужества и героизма была продолжена. И защитники Севастополя, и освободители города вложили огромный вклад в то, что мы называем духом Севастополя. А то, что происходило на нашей земле, по-другому, чем массовым героизмом, назвать нельзя.
И так сложилось, что Севастополь, конечно, безусловно, база Черноморского флота, город неотделим от флота, он составляет с ним единое целое. Конечно, это форпост России на южных границах. Но кроме этого Севастополь, безусловно, всегда был и культурным, и научным центром. Тысячи великих имён российской и зарубежной культуры связаны с нашим городом. Возможно, люди не жили здесь в течение длительного времени, но, приезжая сюда, они прикипали к гордой красоте Севастополя, и в своём творчестве они отдавали дань городу и говорили о городе для всей России, для всего мира.
Но разве можно было нам предать наше прошлое, нашу историю? Разве можно было не заботиться о том, чтобы тот дух, которым полна эта земля, неотъемлемая часть духа русского мира была разрушена? И я думаю, что именно эти чувства вели, может быть, даже неосознанно, но всё-таки эти чувства вели севастопольцев 23 февраля 2014 года на площадь Нахимова, в сердце Севастополя, и наши адмиралы были за нашими спинами.
И мне кажется, что предназначение Севастополя именно в том, чтобы сохранять историческую память, чтобы передавать её из поколения в поколение и чтобы и сегодня объединять всех тех людей, которые делом своим созидают Россию, делом своим защищают её, просвещают её. Мне бы очень хотелось, чтобы прежде всего дух Севастополя почувствовали не только люди уже достаточно взрослые, много понимающие в этой жизни, но молодые – дети и подростки. Мне кажется, что нам очень нужна эта программа, когда субъекты Российской Федерации могли бы сюда направлять на три-пять дней, и не только летом, а и в течение всего года, ребят, которые своими глазами увидят, ногами походят по этой земле, дух её почувствуют.
Дмитрий Сергеевич Лихачёв в своё время говорил о том, как воспитать гражданина: пусть он увидит Родину, пусть он пойдёт ногами своими по этой земле, посмотрит глазами своими, почувствует вкус этой земли – вот тогда мы воспитаем гражданина. Мне кажется, нельзя растратить огромный потенциал этой земли впустую. Его нужно экстраполировать на наше поколение, потому что без этого будущего нет. Очень хотим, чтобы Севастополь не утратил той роли, которую он играл, и чтобы он принёс ту пользу, которую он может принести великой России.
Спасибо.
В.Путин: Спасибо.
Екатерина Борисовна, мы про Севастополь вроде знаем всё, но в то же время многое упускаем. Севастополь ведь в советское время был городом союзного подчинения, где база флота была. А по всяким договорам на рубеже прекращения существования Советского Союза всё, что было союзного подчинения, отходило к России, а про Севастополь забыли. Это вообще какая-то уникальная вещь. Просто забыли. Это странно, тем не менее факт.
Е.Алтабаева: Владимир Владимирович, поэтому всё то, что произошло в 2014 году… Просто слов нет.
В.Путин: Да. Это восстановление исторической справедливости, безусловно. Но что касается той роли, которую Севастополь сыграл в истории нашего государства, она, конечно, уникальная, огромная. И конечно, это хороший пример для воспитания, особенно молодых людей. Можно подумать о том, как организовывать молодёжные туры по линии Министерства туризма. Надо поговорить. Мы подумаем, как это сделать.
Е.Алтабаева: Спасибо огромное.
В.Путин: Но для того, чтобы это было привлекательно, город нужно восстанавливать.
Е.Алтабаева: Инфраструктуру нужно создавать. Да, мы это понимаем.
В.Путин: Город нужно восстанавливать. Восстанавливать всё: и коммунальную инфраструктуру, внешний вид. И конечно, нужно восстанавливать исторические центры.
Один из этих центров – Херсонес, где мы находимся. Мы сейчас обсуждали с Дмитрием Анатольевичем. Может быть, мы подумаем, как то, что касается Херсонеса, выделить в отдельную тему, культурологическую. Здесь нужно создавать русскую, российскую Мекку в известном смысле. Дело не в том, что здесь князь Владимир крестился, а дело в том, что после этого началось укрепление централизованного российского государства. Да, конечно, мы знаем, что и в Новгороде, в других регионах Древней Руси складывалась государственность уже к этому времени, всё понятно. Но не было идеологической базы для объединения славянских племён в единую русскую нацию и укрепления единого национального российского государства на базе нескольких составляющих, они хорошо известны: это единый рынок, это общий язык, это вера общая и власть князя. Вот четыре главные составляющие, которые привели, собственно говоря, к созданию относительно современного, по тем меркам современного, единого национального русского государства и созданию, по сути, русской нации как таковой. В этом смысле место, где мы находимся сейчас, Херсонес, оно всё равно имеет уникальное значение для нашего государства, для нашего народа и для нашей государственности.
Ну а что касается большого Севастополя, мы вот с исполняющим обязанности губернатора сегодня много говорили об этом, здесь много нужно будет сделать. Я думаю, что к конкретным вопросам коллеги вернутся. Но не будем забывать, что значит Севастополь для России.
Е.Алтабаева: Спасибо большое.
В.Путин: Давайте мы пойдём дальше.
Я смотрю, здесь даже есть записавшиеся, не сразу это заметил. Прошу Вас.
Т.Гайдук: Уважаемый Владимир Владимирович!
В XIX веке Крым привлёк к себе очень многих выдающихся деятелей русской культуры и искусства, и поэтому в XIX веке у нас на полуострове в небывалом масштабе расцвело русское искусство. И конечно, в центре этого процесса главной фигурой был Иван Константинович Айвазовский. В этом году исполнилось 200 лет со дня его рождения. Это большой срок. Между тем его картины по-прежнему вызывают восхищение, вызывают интерес, по-прежнему очень популярны. И об этом свидетельствуют две крупные выставки в Москве и в Петербурге, которые вызвали действительно огромный интерес россиян и которые посетил в общей сложности почти миллион человек. И действительно, на этих выставках они могли убедиться в его потрясающей технике живописи, в его удивительной творческой плодовитости – ведь он написал около 60 тысяч картин, многие из них большого и огромного размера. И вот у нас в собрании есть его огромные работы, о размере которых удобнее говорить не в сантиметрах, а в метрах, даже в квадратных метрах. У нас есть работы площадью 12 квадратных метров, 14 квадратных метров, и всё это действительно шедевры мирового искусства.
Но, Вы знаете, в последние годы, и, может быть, это не очень большой срок, мы наблюдаем удивительную тенденцию среди российского общества. Россияне, ничуть не принижая значения живописного наследия Айвазовского, может быть, в силу того, что последние десятилетия были периодом идейного безвременья, а, может быть, в силу того, что общество стоит на пороге изменения ценностей и многие россияне ищут какие-то новые идеалы, и в этой связи очень многих наших соотечественников очень интересуют, например, такие факты, что Айвазовский был первым и единственным русским художником XIX века, который стал действительным тайным советником. Он был самым крупным землевладельцем Крыма. Он был очень влиятельным и состоятельным человеком, и он тратил огромные суммы на благотворительность. Начиная с 60‑х годов XIX века он абсолютно все свои доходы от выставочной деятельности обращал на нужды благотворительности, а это действительно были огромные суммы. И многих восхищает то, что Айвазовский стал действительно настоящим флотским художником. Он был дружен с Лазаревым, Панфиловым, Нахимовым, Корниловым. В осаждённом Севастополе он устроил выставку своих работ, много раз посещал эту выставку. И, что совершенно беспрецедентно, когда в беседах с участниками обороны выяснялось, что какие-то детали картин, изображающих сражение, не соответствуют действительности, он прямо на публике переписывал эти картины, для того чтобы восстановить историзм этих картин, для того чтобы в них сохранилась фактология.
И конечно, это прекрасный пример для подражания. И вот в этом, юбилейном году мы захотели, чтобы тысячи молодых крымчан лучше узнали и больше об Айвазовском-гражданине. И совместно с Министерством культуры, с Министерством образования Крыма мы объявили конкурс, в ходе которого в мае этого года будущие выпускники школы написали сочинение на тему: «Айвазовский-гражданин и моё отношение к гражданской позиции Айвазовского». Этот конкурс выиграли 28 участников, и все они уже приглашены на бал в дом Айвазовского, который состоится в последнее воскресенье сентября. И это получило такой широкий общественный резонанс, что мы думаем продолжать всё это. Конечно, в следующие годы героями сочинений станут другие выдающиеся крымчане, но мы хотим, чтобы победители конкурса всегда приходили на бал в дом Айвазовского, поскольку в доме существуют большие традиции проведения балов, приёмов, торжественных обедов, концертов.
И у Айвазовского действительно было очень много регалий, очень много заслуг. И интересно то, что он был к тому же и членом Русского географического общества. И Семёнов‑Тян‑Шанский в письме к Айвазовскому написал, что Русское географическое общество давно оценило Ваши, Иван Константинович, заслуги как выдающегося географического деятеля.
Владимир Владимирович, мы знаем, что Вы являетесь председателем попечительского совета Русского географического общества, и таким образом, в некотором аспекте, во всяком случае, в части отношения к членству в обществе, Вы и Айвазовский – коллеги. И нам бы очень хотелось попросить Вас о такой любезности к своему коллеге, нашему маэстро, сделать так, чтобы имя, судьба и личность Айвазовского стали одной из тем Русского географического общества.
В.Путин: У меня сразу к Вам просьба: Вы тогда сформулируйте задачу или тему. Или, может быть, предложите группу людей, которые хотели бы поработать над какой-то конкретной темой. А мы, когда будем гранты распределять, будем иметь это в виду и соответствующий грант можем выделить.
Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо. Здорово.
Дмитрий Анатольевич был уже у нас в галерее. Мы, Дмитрий Анатольевич, и Вас приглашаем повторно, и Вас приглашаем, Владимир Владимирович. И разрешите Вам подарить плод наших научных трудов – юбилейный альбом.
В.Путин: Сколько там работ Айвазовского? Четыреста?
Т.Гайдук: У нас 416 произведений Айвазовского. Пожалуйста. Увесистый плод. Вы знаете, там кроме альбома и научных материалов есть ещё самая последняя, может быть, не очень большая часть, но она родилась в жесточайших спорах с «детьми лейтенанта Шмидта». Мы вели с ними научные споры, сломали много копий, и теперь у нас настоящее генеалогическое древо рода Айвазовских.
В.Путин: У него и внук, по-моему, писал, да?
Т.Гайдук: У него трое внуков были художниками: Арцеулов Константин Константинович, который больше известен как «лётчик России № 46», у него было удостоверение № 46 Качинской лётной школы, Алексей Васильевич Ганзен и Михаил Пелопидович Латри. Вот эти три художника были выдающимися. К сожалению, только Арцеулов связан своими корнями с Россией, а остальные эмигрировали в своё время.
В.Путин: Ну работы у вас есть его внуков, да?
Т.Гайдук: У нас есть, некоторая коллекция работ его внуков у нас есть, очень интересная. И Вы знаете, его внукам, оказалось, нужно было быть очень смелыми людьми и смелыми художниками, потому что они находились в тени своего великолепного деда. И им нужно было принимать какие-то решения на уровне творчества, чтобы быть на него не похожими и быть самостоятельными в искусстве, они это сделали. И они действительно величины в нашем искусстве.
В.Путин: Вот идея у Вас, мне кажется, интересная, хорошая. Вы посмотрите действительно, что можно было бы поисследовать в его жизни, имею в виду, что ведь он оседло проводил только последние годы жизни, он много очень ездил: и за границей был, и по России.
Т.Гайдук: Он очень много путешествовал.
В.Путин: Да, путешествовал много. Писал там с натуры, по памяти писал и так далее, но предварительно посещая определённые места. Поэтому там есть, наверное, чем заняться по линии Русского географического общества.
А сам-то музей у вас в каком состоянии?
Т.Гайдук: Основное здание требует завершения капитального ремонта. Второе здание, дом сестры, в нём не начинался ещё ремонт, там тоже нужно производить некоторые ремонтно-реставрационные работы. И знаете, нас очень держит то, что эти работы не продолжаются, потому что мы не можем в полной мере показать всё великолепие нашей коллекции. И экспозиция наша лимитирована этими помещениями. Работы Айвазовского огромны, и получается, что не для каждой работы найдёшь место. И вот то место, которое мы нашли, там мы большую повесили, а между большими работами повесили более мелкие картины. От этого, конечно, экспозиция страдает.
В.Путин: А работы, которые осуществлялись, проведены полностью?
Т.Гайдук: Нет. В этом году по ФЦП были произведены противоаварийные работы. Это работы на кровле и работы на главном фасаде.
В.Путин: А техническое оснащение музейных залов какое?
Т.Гайдук: Вы знаете, это всё оставляет желать лучшего и этим нужно заниматься.
В.Путин: Но когда-то проводились? Когда проводились последние серьёзные реставрационные и ремонтные работы?
Т.Гайдук: На самом деле в украинский период всё было очень эпизодически и никакой преемственности между этими этапами работ не было. По сути, по-настоящему ничего не делалось, к сожалению.
В.Путин: А техническое оборудование залов-то имеет место или нет там никакого?
Т.Гайдук: Да, конечно.
В.Путин: Там соблюдается климат и прочее, контроль какой-то?
Т.Гайдук: К сожалению, это только кондиционирование и отопление. Да, это всё нужно делать. И понимаете, я как директор с сожалением вижу, что мы не всегда отвечаем ожиданиям туристов континентальной России, потому что, конечно, в континентальной России музеи в гораздо лучшем состоянии, чем наши, крымские.
В.Путин: Понятно. Это же у вас музей в этом смысле уникальный. То есть работы Айвазовского есть везде: и в Москве, и в Питере в Русском музее – но такого, где сосредоточено такое количество работ Айвазовского, нет. Надеюсь, подлинники у вас там все?
Т.Гайдук: Конечно. У нас не только самая большая коллекция подлинников, но, что очень важно, у нас большой массив эталонных работ Айвазовского. Сейчас в связи с тем, что Айвазовский дорого продаётся и много подделывается, очень важны эталонные работы. У нас 49 его эталонных работ.
В.Путин: Мы не пригласили сюда Министра культуры? Спрятался? Он знал, что вопросы к нему будут, видимо. Заблаговременно ретировался. Но мы это пометим. Это региональный музей?
Т.Гайдук: Муниципальный.
В.Путин: Вы подготовьте свои пожелания, что бы вы хотели сделать. А мы к вам пришлём специалистов, которые вместе с вами оценили бы, посмотрели, что, в какие сроки можно и нужно сделать, и нужно сделать план такой приведения музея в достойное имени Айвазовского состояние.
Т.Гайдук: Спасибо. Я завтра расскажу сотрудникам о нашей встрече, о результатах. Я думаю, все будут очень рады. Спасибо.
В.Путин: Просто нужно посмотреть объём работ, объём финансирования и сроки, в которые можно было бы сделать этапами, ладно?
Т.Гайдук: Хорошо. Спасибо.
В.Путин: Александр Петрович Баличенко.
А.Баличенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Дмитрий Анатольевич!
Я представляю Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник, в состав которого входит Воронцовский дворец в Алупке и Александра III в Массандре.
В.Путин: Александра III в Массандре – это наверху там?
А.Баличенко: Да. Вы посещали.
В.Путин: Я был один раз там.
А.Баличенко: Хотел бы в контексте обсуждаемой темы рассмотреть ещё одну личность, которая неотъемлемо связана с русской историей, которая представлена у нас Воронцовским дворцом в Алупке, это Михаил Семёнович Воронцов.
Как Вы совершенно правильно заметили, духовный код нашего государства, не просто государства, а государства-цивилизации, базируется на личностях, на примерах, которые дают импульс развитию. И одной из таких личностей был Михаил Семёнович Воронцов, который в 1823 году стал генерал-губернатором Новоросского края и Бессарабии. И как раз его радением, его системным подходом практически безлюдный Крым с минимальным уровнем развития ремёсел начал системно преобразовываться, усиливая экономическую и военную мощь этого региона. То есть это был – я кратко буквально, понимая ценность времени на этой встрече, – системный подход в развитии разных направлений, которые до сих пор в нашем регионе являются базовыми: это виноделие, выращивание различных культур, выращивание улучшенных пород лошадей, выращивался табак, добывалась соль. Благодаря ему именно Крым был поставщиком, лучшим поставщиком, русских вин XIX века. В свою очередь это начало влиять на инфраструктуру. Была проложена первая дорога, которая связала Симферополь, Ялту и Севастополь, пароходство и заложено майоратное имение в Алупке – Воронцовский дворец. И здесь следующим этапом очень интересно, неразрывно, как только начала работать экономика, сразу же началась работа над привлекательностью. То есть Воронцовский дворец стал местом паломничества художников, музыкантов. Можно долго перечислять фамилии известных людей: Рахманинов аккомпанировал Шаляпину, последнюю роль сыграл Щепкин, Бунин, Чехов… Практически весь цвет, как говорится, бывал и давал этот импульс развитию. Посетила императорская семья, оставила свой великолепный отзыв: «Как жаль, что Балтийское море так далеко от Чёрного!». Была привита мода высшей аристократии на Крым. И всё это как раз трансформировало и дало тот поток; последовало развитие, которое определило развитие региона.
И переходя к истории, например, XX века… Алупка, Воронцовский дворец – некое место силы, в котором все ключевые события, проходившие в Крыму, так или иначе были связаны. Например, мы знаем Ялтинскую конференцию. Английская делегация располагалась в Воронцовском дворце. Практически большая часть консультаций дипломатических корпусов и очень важные решения были выработаны в парадном зале Воронцовского дворца. Сейчас, в XX веке и в XXI, музей является той точкой, которая неотъемлемо воздействует на посещающих его людей, особенно на молодёжь, находится в постоянном диалоге. И этим примером, именно примером величия России, примером личности, которая его создала, воздействует, меняет людей.
У нас есть в этом контексте интересный опыт. Мы начали развивать – сначала с такой целью, чтобы кадровый резерв себе улучшить, – взаимодействие с вузами. Сначала культурологического направления, чтобы к нам приезжали на практику, присматриваться и давать возможность почувствовать, что такое музей. Но на нас, например, вышел Краснодарский университет МВД с таким вот посылом. И сейчас мы работаем. Они считают, что будущие офицеры должны обязательно посещать, общаться с такими объектами культурного наследия и учиться не только общаться и воспринимать искусство, но и на примерах государственного деятеля такого масштаба, тем более военного деятеля, видеть, какой вклад они могут внести в развитие государства. После университета МВД у нас соглашение о сотрудничестве с Севастопольским президентским кадетским училищем. Ну мотивация та же самая – патриотическое воспитание.
Интересно, что, общаясь с нашими коллегами из образования, с вузами, у нас даже возникла идея: через год попытаться систематизировать и выработать какую-то методику взаимодействия музей–вуз, которая, скажем так, позволит подходить к этой теме более системно.
Но помимо этого мы понимаем, что мы можем воздействовать, особенно на молодое поколение, не только основной своей деятельностью. Например, у нас есть цикл «Под сенью воронцовского платана» – это взаимодействие с филармонией, это потрясающие концерты. И мы развиваем эти все направления, для того чтобы занять достойное место во всех тех факторах, которые формируют нашего будущего гражданина и заставляют задуматься тех, кто приезжает к нам, делать их более нравственными, более социально значимыми.
Что касается нашей деятельности, действительно хочу от своего коллектива тоже передать огромную благодарность, потому что у нас даже не было ранее, в украинский период, сходных учреждений, с которыми мы могли взаимодействовать, а взаимодействие через стену было очень ограниченным. Сейчас у нас открылся настоящий космос, мы взаимодействуем уже с более десятка музеев – это Царское Село, Царицыно… Очень интересное взаимодействие, единственный, кроме нас, скальный парк в России – это Монрепо, Выборг. Причём мы восстановили давнюю дружбу, потому что Воронцовы и Николаи тоже взаимодействовали и были дружны. То есть у нас открылось абсолютно широчайшее поле для участия в Союзе музеев России, ассоциации возрождения парков-памятников, общении специалистов, что даст нам возможность на новый качественный уровень поднять нашу деятельность.
Ну и хочется отметить по состоянию музеев. Буквально вчера замминистра экономики России вместе с нашим вице-премьером принимали выполнение работ. Для нас это вообще фантастический уровень, потому что ранее таким вниманием мы не были избалованы. Самые болевые точки в музее, аварийные, устранены, и программа по восстановлению парка на очень крупную сумму тоже рассматривается. Поэтому, невзирая на трудности, у Тавриды сложная история, но люди приезжают сюда, чтобы прикоснуться к её душе, местам силы, которые созданы её великими сынами, и, как говорит народная пословица, самый красивый цветок расцветает в бурю. Поэтому мы с оптимизмом смотрим и рады тому, что мы являемся частью неотъемлемой российской культуры и максимально приложим все усилия, для того чтобы развиваться и дальше.
Спасибо.
В.Путин: Спасибо, Александр Петрович.
Александр Петрович, я о прозаических вещах скажу и спрошу. Вы сказали, что проведены самые необходимые противоаварийные работы.
А.Баличенко: Первоочередные.
В.Путин: Первоочередные. Но этого, видимо, недостаточно.
А.Баличенко: Этого недостаточно.
В.Путин: Как Вы сами оцениваете, что нужно было бы сделать и какими темпами в ближайшее время? Кстати говоря, насколько я понимаю, выделено на эти работы 119 миллионов, да?
А.Баличенко: Это уже выполненные работы.
В.Путин: Нет, секундочку, 119 миллионов 430 тысяч выделено, а освоено 9 миллионов.
А.Баличенко: Нет, все работы выполнены в полном объёме.
В.Путин: И все деньги освоены?
А.Баличенко: Да. Вчера лично Назаров принимал.
В.Путин: Назаров – кто такой?
А.Баличенко: Замминистра экономики.
В.Путин: Большой начальник. Ладно. Значит, так оно и есть.
А.Баличенко: Прошёл по всем точкам лично.
В.Путин: Я без всякой иронии. Молодец. Видите, лично приехал, посмотрел. А вот что, Вы считаете, нужно было бы делать дальше?
А.Баличенко: Над этим работают. Концепция есть, конечно. Первоочередные работы – у нас три точки: ревизия сетей северного парадного двора и накрытие его брусчаткой. Потому что во дворце жила одна семья, и нагрузка была, естественно, такая, которая не требовала такого покрытия. Почему сетей? Потому что у нас сложная местность, движение грунтовых вод, и состояние именно сетей, которые её организуют, это залог будущего жизни всего строения. Поэтому это одна из точек. О ней знают, над ней работают.
Вторая точка – это восстановление всех коммуникаций: ливневых, пожарных, канализационных в парке, опять по этим же причинам. Вчера была озвучена сумма 900 миллионов на все работы. Она там есть. Я не знаю, как она будет финансироваться, но все эти потребности есть, даже есть проекты уже.
В.Путин: Где, в Минкульте?
А.Баличенко: Охрана культурного наследия Республики Крым, подрядчик.
В.Путин: Минкульт.
А.Баличенко: Да, Министерство культуры. Над ними плотно работают при взаимодействии с нашими специалистами. Подрядчики и наследие Республики Крым.
В.Путин: А работы реставрационного характера?
А.Баличенко: Эти работы мы проводим. Нами были отреставрированы скульптуры львов, наша знаменитая львиная терраса. Уже четыре из шести отреставрированы, буквально на днях закончим.
В.Путин: А средства-то есть на эти работы и на продолжение?
А.Баличенко: Ресурсы есть. Это из собственных средств. И два льва – из меценатских средств. И скульптуры зимнего сада – на меценатские средства.
В.Путин: То есть основные средства, которые вам нужны, это на инфраструктуру?
А.Баличенко: Сейчас самое тяжёлое – это зафиксировать ту ситуацию. Потому что ничего не вкладывалось, просто эксплуатировался объект.
В.Путин: Понятно.
А.Баличенко: Есть болевые точки.
В.Путин: Сейчас давайте не будем ругать прежние власти. Давайте будем говорить о том, что нам надо сделать.
А.Баличенко: Мы не ругаем, мы констатируем. Просто, понимаете, объекты эксплуатировались. Они хоть и очень крепкие, как наш, из диабаза, единственный в мире дворец. Это в два раза прочней гранита камень, но всё равно он требует ухода.
В.Путин: Вы считаете, что самое главное – это то, что Вы назвали, то есть, по сути, это инфраструктурные вещи, да?
А.Баличенко: Инфраструктурные. Реставрационные мы планово проводим, у нас есть там понимание. И к нам очень внимательно относятся. Это не пафос, у нас есть там перспектива, всё нормально.
В.Путин: Хорошо. Вот эти вещи, мы постараемся вам помочь. Дмитрий Анатольевич тоже, я вижу, помечает. Пометим и сделаем.
А.Баличенко: Спасибо Вам огромное.
В.Путин: Спасибо Вам.
Давайте дальше пойдём.
Григорий Алексеевич Лифанов.
Г.Лифанов: Григорий Алексеевич Лифанов, главный режиссёр Севастопольского академического русского драматического театра.
Прежде чем начать говорить о наших проблемах, мне бы хотелось выполнить обещание, данное моим любимым актёрам: от молодых актёров Вам респект и уважуха, от актёров старшего поколения – низкий поклон. Вот уже в этих посылах есть понимание проблемы в уровне воспитания, в уровне культуры, и я думаю, что вот те вопросы, проблемы, которые стоят перед культурой, перед театральным искусством, перед репертуарным театром, Вы очень хорошо понимаете. Это видно из федеральных программ, которые существуют, осуществляются. Вы, кстати, являетесь для меня «крёстным отцом» как для главного режиссёра театра, потому что я пришёл в этот театр в 2005 году по программе президентской поддержки русского театра за рубежом. Это, конечно, дико звучит – поддержка русского театра за рубежом в Севастополе, но, по крайней мере, в 2005 году это было. Через 10 лет я стал главным режиссёром здесь.
Эти федеральные программы позволяют репертуарному театру выжить, потому что есть какие-то проблемы, задачи, которые на региональном уровне невозможно решить. Вы сказали о том, что очень важно навести порядок в историческом центре. Мы в самом центре, у нас прекрасное, потрясающее здание, которому в этом году 2 сентября исполняется ровно 60 лет.
В 57‑м году Георгий Жуков открывал наше здание, и даже есть такая байка, что Микоян сказал Жукову, что смета очень сильно превышена, и Жуков сказал: ну для такого города такой театр необходим, и он прекрасен, и пусть будет так.
Проблем много и у нас. Кроме федеральной программы, о которой я сказал, есть такая федеральная программа «Большие гастроли». Инициатором этой программы Вы являетесь, четыре года назад она начала действовать, и мы тоже являемся участниками этой программы. Но, к сожалению, мы пока являемся участниками больше как принимающая сторона, то есть мы принимаем у себя в городе ведущие театральные труппы: это и МХАТ, это и Малый театр, и в сентябре будет Молодёжный российский театр выступать на нашей сцене.
Дело в том, что у нас уникальная труппа, замечательная труппа. И мы благодаря тому, что мы вошли в единое российское театральное пространство, за два года уже объездили 10 всероссийских фестивалей, где получили самые высокие награды, и столичные критики выделяли именно работу театра и уникальность нашей труппы. Поэтому для нас очень важно не только принимать гостей на своей площадке, но и участвовать в этой федеральной программе, именно в её федеральной части, в гастрольной деятельности. То есть мы могли бы показать нашу замечательную труппу в городах крупных, в малых городах и познакомить с нашим творчеством жителей страны, тем более что уже настолько любят нашу труппу, что приезжают на наши премьеры из Петербурга и Москвы, заранее бронируя билеты. И мы можем этим похвастаться. Войти в эту часть федеральной программы «Большие гастроли» – наша мечта, нам бы очень хотелось.
Мы очень радушные хозяева, мы с удовольствием принимаем все труппы на нашей сцене, но, к сожалению, тоже большая, величайшая проблема – это наше оснащение, это состояние нашего сценического пространства. Вы знаете, приезжал Малый театр, и курьёзный случай. К нам подошёл директор театра и говорит: слушайте, подарите нам вот эти фонари для музея. Понимаете? А мы их не можем даже отдать, потому что они у нас на балансе как действующие.
В.Путин: Вы понимаете свои преимущества, понимаете теперь? Живёте в антиквариате просто.Они мечтают это получить в музей, а вы этим пользуетесь каждый день.
Г.Лифанов: Да-да-да. Но, к сожалению, уже даже наше оборудование представляет угрозу для жизни, у нас не менялось штанкетное хозяйство, у нас планшет сцены износился. Зависть – это большой порок, честно скажу, но я очень часто как действующий режиссёр езжу, ставлю, и вот только я прилетел из Екатеринбурга, где ставлю спектакли. Там мои коллеги из Нижнетагильского театра, которые недавно отреставрировали театр, и Вы открывали уже отреставрированный театр, – ну как тут не позавидовать, когда у них такие возможности! Тут и для режиссёра возможности, и, в общем-то, для города есть возможность прийти показать то что есть. Поэтому очень надеемся, что Вы нас включите в президентскую программу.
В.Путин: Это Севастопольский театр?
Г.Лифанов: Да. Он региональный в городе федерального значения.
В.Путин: Да, давайте.
Г.Лифанов: Мы бы, конечно, хотели бы попасть в федеральную программу, потому что это неподъёмно для города. Мы узнавали, сколько там стоит.
В.Путин: Вы считали, примерно сколько стоит?
Г.Лифанов: Я узнавал, я как раз работаю в Екатеринбургском ТЮЗе. У них примерно такая же площадка, у них переоснащение сцены – это 500 миллионов рублей. Это очень серьёзные деньги.
В.Путин: Года за три делают, да?
Г.Лифанов: Нет, они сделали за год. Но и Нижнетагильский театр тоже ведь год.
В.Путин: Дело не только в деньгах, дело ещё в производственно-строительных мощностях. Просто сама подготовка документов продлится не менее года, где-то под год это делать.
Г.Лифанов: Да. Я имею в виду уже когда…
В.Путин: Как начались работы.
Г.Лифанов: Да.
В.Путин: То есть работу они сделали за год?
Г.Лифанов: Да.
В.Путин: Но там подготовка минимум год.
Г.Лифанов: Да, подготовка большая, конечно. Но это, наверное, самая большая и насущная для нас проблема, и участие в федеральной программе по гастролям, и состояние нашего сердца, души, мозга нашего театра – это сценическое пространство. Зрительская часть реставрировалась четыре года назад, фасад периодически восстанавливается, хотя со стороны моря тоже он уже изношенный.
У нас есть пространство, которое мы бы хотели сделать под экспериментальную площадку, и эта экспериментальная площадка тоже как важный такой момент интеграции в общее театральное пространство. Мы бы хотели заключить договор с ведущими театральными вузами России, потому что мы знаем, какая проблема для молодых режиссёров поставить дипломный спектакль и получить диплом. Мы бы могли им эту экспериментальную площадку предоставить, чтобы они могли здесь реализовывать свои проекты. Это и для нас важно – открывать новые имена именно в Севастополе. Мы не хотим быть театральной периферией, мы не хотим быть театральной провинцией. У нас замечательная труппа, у нас замечательные возможности, и, слава богу, город помогает, понимает, что мы главный театр.
В.Путин: А когда будет реставрация… Мы её сделаем, я Вам обещаю.
Г.Лифанов: Спасибо.
В.Путин: …Где вы будете работать? На гастроли будете ездить?
Г.Лифанов: Мы готовы ездить, знаете, как в фильме Эльдара Рязанова.
В.Путин: Поэтому Вы и проситесь попасть в программу на гастрольную деятельность.
Г.Лифанов: Смотрите, 2018 год – открытие Крымского моста, железнодорожное сообщение. Я 15 лет проработал во ВГИКе. Было 90‑летие ВГИКа, был такой кинопоезд Москва – Владивосток. Мы готовы поехать Севастополь – Владивосток с остановками во всех городах, с показом нашего творчества, с нашими художниками, с нашими выставками.
В.Путин: А севастопольцы-то что будут смотреть?
Г.Лифанов: Они тоже будут гордиться нами.
В.Путин: Давайте мы договоримся так, что мы поможем вам обязательно с реставрацией, но только нужно, чтобы город тогда подумал о том, где вы могли бы временно хотя бы работать.
Г.Лифанов: К сожалению, таких соответствующих площадок в городе нет.
В.Путин: Потому что мы, скажем, БДТ делали в Питере, но у них была площадка другая, и там могли работать.
Д.Медведев: Большой театр.
В.Путин: Да, но делали постоянно. Большой театр – то же самое.
Г.Лифанов: И у нас состоялась очень плодотворная беседа вчера с Поповым Дмитрием Владимировичем. У нас сейчас неделя премьер, закрытие сезона 27‑го числа, и по окончании сезона мы бы сели за стол и просто суммировали бы итоги разговоров, все наши проблемы с Дмитрием Владимировичем, и какие-то наши проблемы, которые, я думаю, что абсолютно не проблема решить.
В.Путин: Не понял. Это Вы меня в какой-то блуд сейчас заведёте. Я не могу дать обещание выполнить то, чего не понимаю.
Г.Лифанов: Нет. Это мы уже с Дмитрием Владимировичем.
В.Путин: Давайте договоримся по конкретным вещам.
Первое, программа, связанная с федеральной частью гастрольной деятельности, я с Вами согласен, безусловно. Точно, любителям театра в стране будет интересно посмотреть, на что способны ваши коллеги из Севастополя. И сейчас по источникам просто не хочу пугать ни Минфин, никого, изыщем эти средства, надо только понять, в какие сроки, сколько конкретно нужно, и нужно, чтобы вы вместе с Минкультом посмотрели на подрядчиков, у нас сейчас много специализированных компаний, которые могут провести такую работу: и само здание, и технически оснастить. В Питере сделали Александринку.
Г.Лифанов: Это же фантастика.
В.Путин: Были наверняка там.
Г.Лифанов: Конечно, да.
В.Путин: Иногда не понимаешь, где ты находишься.
Г.Лифанов: Да, это зависть.
В.Путин: Театр у вас поменьше, но по качеству можно сделать то же самое.
Г.Лифанов: Спасибо большое.
В.Путин: Не за что.
Так, пожалуйста, Александр Валериевич Неменко.
А.Неменко: Добрый день!
Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, мы с вами когда-то пересекались, правда, совсем в другом амплуа. Вы пускали платформу на Каспии, а севастопольцы её проектировали, и вот так вот как-то судьба нас свела. Но я выступаю сейчас совсем в другом качестве, я выступаю в качестве руководителя регионального отделения «Поискового движения России» в городе Севастополе.
У нас очень интересный есть парадокс. Дело в том, что мы самый молодой регион в общероссийском поисковом движении и в то же время регион самый старый в поисковой истории. У нас есть командир одного из наших отрядов, которому 87 лет, Владимир Емельянович Сергиенко, который начал вести поисковые работы ещё в 1957 году и продолжает их вести до сих пор. У нас действительно богатая и интересная история. При этом мы развивались немножко в отрыве, к сожалению, а может быть, и к лучшему, в отрыве от общероссийского поискового движения и пошли по своему достаточно интересному пути. И вот когда Севастополь вернулся в Россию, получилось так, что две отдельные культуры поискового движения слились воедино. И у нас получается вот такая интересная картина: мы сохранили старые связи, сохранили некоторые наработки, которых ещё не было в материковой России. И в то же время мы учимся и берём очень многое у ребят, которые работают уже давно в общероссийском пространстве. В связи с этим у нас вместе с крымскими коллегами возникла мысль о создании поискового лагеря, который бы объединил поисковиков из всех регионов России, и не только россиян, но и из стран бывшего СССР. К нам приезжают ребята с Украины, из стран Балтии, мы работаем все вместе. В поисковики-то, в общем, идут люди те, которые поддерживают единство нашего народа. У нас своя народная демократия. Поэтому на базе этого и было принято решение. Мы долго колебались: делать лагерь в Крыму или в Севастополе. Но, к сожалению, мы столкнулись с такой парадоксальной ситуацией, что в некоторых регионах региональное законодательство очень сильно осложняет ведение поисковых работ, в том числе и в Крыму. Поэтому коллеги-крымчане сказали: давайте лучше у вас, в Севастополе. Поэтому мы начали своими силами создавать поисковый лагерь. Это даёт достаточно интересный материал.
Обычно в представлении поисковик – это такой брутальный одинокий мужик, который идёт по лесу с миноискателем. На самом деле это ложный образ. Поисковик – это прежде всего командная работа, это специалисты в самых разных областях. К примеру, сейчас нам нужны специалисты в IT‑области. Почему? Потому что надо вести базы данных. На открытии вахты памяти в Калининграде калининградцы гордо сказали: мы начинаем создавать базу данных по захоронениям наших воинов. А мы просто поделились тем, что уже сделано в Севастополе. В Севастополе очень много сделано. Нам нужны специалисты-лингвисты, потому что поступает очень много немецких документов по нашим каналам, от наших зарубежных соратников. Их надо переводить. И переводя немецкие документы, мы возвращаем многие наши имена. Почему? Потому что в немецких документах есть достаточно много информации о тех наших воинах, о которых мы не смогли сохранить информацию. Нам нужны историки, археологи, химики, специалисты по технике самые-самые разные. И мы стараемся сохранить то лучшее, что у нас есть, и учимся очень сильно у поисковиков России, потому что во многих областях они нас очень сильно обогнали.
В связи с этим возникла идея о создании лагеря. Сколько мы смогли, мы создали. Мы столкнулись с тем, что как бы у каждого коллектива, который работает на своём энтузиазме, есть ограниченные возможности, и мы просто пришли к выводу, что надо выходить на новый уровень. В связи с этим мы написали грант. Если честно, надежды выиграть грант было мало, но конкурс неожиданно оказался, честно Вам говорю, очень честным, чистым и прозрачным, по моим ощущениям.
В.Путин: Бывает.
А.Неменко: И совершенно неожиданно мы стали грантополучателем, за что огромное спасибо. Потому что реально, действительно нужно, потому что в Севастополе один поисковый год равен пяти–семи поисковым годам на материковой России. Мы работаем круглый год. Ребята у нас работают уже давно, мы сделали школы молодого поисковика. У меня уже 15‑летние ребята принимают поисковые отряды из других регионов. Сейчас у меня ребята работают в Карелии, уральцы вместе с чувашами приехали, завтра мы открываем у них базовый лагерь.
В связи с этим спасибо огромное. Мы ничего не просим, поисковики обычно отдают больше, чем берут. И у нас будет маленький подарок Вам. Вот это совместный труд поисковиков России, Севастополя, зарубежных наших партнёров. Это книга, первый том, посвящённый обороне Севастополя. Здесь очень много переведённых немецких документов. Восстановлена хронология. Готовы к изданию ещё четыре таких же тома. Надеемся, что они тоже выйдут. От нашего поискового движения в двух экземплярах. Коллеги, передайте.
В.Путин: Спасибо.
А.Неменко: Когда устанете от жизни, приходите к нашему поисковому костру! Отдохнёте и с новыми силами возьмётесь!
В.Путин: Ну ладно. Спасибо Вам большое за подарок. Нам, наверное, нужно идти на концерт.
Д.Медведев: Пока от нас не устали.
Е.Минина: Владимир Владимирович, можно от молодёжи?
В.Путин: Да, конечно. Я как раз хотел к этому перейти. Прежде чем мы закончим, я хотел бы слово в свободном режиме вам предоставить. Если кто-то хочет что-то сказать, давайте так и сделаем.
Дмитрий Владимирович, Вы говорили ещё про второй театр у вас, про театр юного зрителя, да?
Д.Овсянников: Да. Мы из театра имени Луначарского финансируем все премьеры, это 68 миллионов рублей. И вообще мы поддерживаем все учреждения культуры. А на составляющую, связанную с реставрацией, приведением в порядок…
В.Путин: Вы мне бумагу тогда дайте.
Д.Овсянников: Уже везут, я уже написал.
В.Путин: И по тому, и по другому театру.
Д.Овсянников: И по объектам: театр юного зрителя, художественная школа, музей имени Крошицкого, – на которые у нас есть проектно-сметная документация. Вы сегодня во время встречи согласились, я очень признателен.
В.Путин: Да, чтобы не затерялось, это нужно обязательно сделать.
Д.Овсянников: По театру имени Луначарского уже везут письмо.
Спасибо.
В.Путин: Договорились.
Пожалуйста, прошу.
Е.Минина: Здравствуйте!
Меня зовут Алёна Минина, я арт-директор Союза художников, нашего регионального отделения.
Молодёжи свойственно мечтать, и в 2014 году меня спросили о моей самой сумасшедшей мечте. Я сказала: я хотела бы пить чай с Президентом. И сегодня эта мечта сбылась. Я благодарна за это Вам.
Для меня Севастополь – это город, в котором сбываются мечты. Я бы хотела, чтобы наша, севастопольская молодёжь не уезжала отсюда, а оставалась и реализовывалась и исполняла свои мечты в нашем городе. Я не исконно родившийся севастополец, я приехала сюда. И всегда мне не хватало здесь какой-то активной творческой молодёжной повестки. И когда-то, в 2011 году, я задумалась о том, что было бы замечательно в Севастополе открыть центр творческих индустрий. И в этом году опять-таки моя мечта сбылась, я стала арт-директором Союза художников, и мы решили перезагрузить эту площадку на новый лад. У нас есть шикарное место – ангар, который был складом. Мы вытащили оттуда кучу мусора и решили сделать её открытой для всех творческих сообществ города. Начали мы с уборки, с арт-субботника. Дмитрий Владимирович с семьёй даже посетил это мероприятие.
Д.Овсянников: Да, тоже участвовал.
В.Путин: Бревно носил там?
Е.Минина: Честно сказать, было вынесено много оттуда хлама за годы склада этого пространства. Но что порадовало нас, насколько севастопольцы-горожане активно откликнулись на то, что мы сказали: приходите к нам, все творческие сообщества, и давайте вместе сделаем тут центр творческих индустрий. В результате появилась «Рама», как мы её называем, это название нашего центра творческих индустрий. Этот год, наверное, год исполнения всех желаний и фантазий, мы тоже выиграли президентский грант на развитие нашей площадки. Мы провели школу арт-волонтёра. Это, кстати, первая в Крыму школа, как оказалось. Мы искали специалистов, которые бы обучили наших добровольцев в Севастополе или в Крыму, и их не оказалось. Нам помог материк – из Курска приехали ребята, которые обучили нашу молодёжь.
В.Путин: А что там конкретно вы делаете?
Е.Минина: На арт-волонтёрах?
В.Путин: Вообще, в целом в центре?
Е.Минина: В центре мы решили так, что это открытая площадка для театралов, музыкантов, хореографов, для лекторов, у нас даже есть клуб «Геополитика» на этой площадке. То есть у нас как бы в принципе спектр всех творческих индустрий Севастополя.
В.Путин: Вы предоставляете им площадку?
Е.Минина: Мы предоставляем площадку, да. Хотя начиналось это с нулевого бюджета, в принципе это первый в Севастополе некоммерческий центр творческих индустрий, по сути, потому что у нас нет коммерческих мероприятий. Мы выиграли грант.
В.Путин: А грант сколько объёмом?
Е.Минина: Региональный грант был максимум три миллиона. Эту сумму мы и выиграли, собственно говоря. Но до этого девочка молодая в нашей команде, которая тоже откликнулась, она получила грант на «Родной гавани» – это федеральный крымский форум – на развитие площадки. И вот мы на маленький грант в 300 тысяч, по сути, сделали всё: мы закупили нужную мебель, оборудование и в июле этого года открылись. И вот с этого и начали. Пригласили всех. Сейчас у нас четыре группы театров – и профессиональных, и непрофессиональных, – даже в августе будет Наталья Слепченко, это режиссёр театра Луначарского, у нас показывать свой перформанс. То есть уже к нам даже профессионалы приходят, но не только непрофессионалы.
У нас выставки проходят, но, к сожалению, нам пока не позволяет пространство делать хорошие выставки. Мы показываем кино, к нам приезжают московские фестивали, привозят нам свой контент, бесплатно его дают. У нас уже несколько фестивалей-партнёров: это московский фестиваль KONIK и воронежский «Новый горизонт». То есть мы за четыре месяца, по сути, огромный пласт сдвинули в городе, именно культурный пласт, и Союз художников Севастополя стал не союзом художников Севастополя, а союзом творческих людей Севастополя, по сути. То есть это одна такая большая победа.
А если говорить о мечтах, то, конечно, хотелось бы в Севастополе больше такого масштабного чего-то. Как Александр Македонский говорил, что удача идёт по следам смелых, мы так смело хотим помечтать о том, чтобы в Севастополе появился некоторый огромный всероссийский центр, такая лаборатория, которая могла бы включать и выставочные площадки, арт-резиденции летние. Например, на материке летний сезон фактически неактивный, и все приезжают к нам. Единственное место посещения культурных каких-то неформальных площадок – это концерты. А крупные арт-центры могли бы быть в Севастополе, летние резиденции могли бы располагаться в Севастополе, например. И это был бы центр, который как живой музей наполнялся бы, изменялся бы каждый год и был точкой притяжения для туристов.
В.Путин: А площадь у вас какая?
Е.Минина: Мы не про свою площадь. У нас небольшая площадь, у нас пока 160 «квадратов» арт-центра, но у нас очень лофтовый стиль, у нас 12 метров потолка, это бывший скульптурный цех, в Советском Союзе был, мы решили восстановить историческую справедливость и сделали там нечто творческое. Но хотелось бы, чтобы в городе появился выставочный зал не классического формата, а формата творческого, некоего «экспо», который бы сюда притягивал интересные сообщества.
В.Путин: Надо его заново возводить или достроить можно? Это должна быть новостройка?
Е.Минина: Вы знаете, мы только мечтаем, поэтому я не могла внедриться глубоко в эту тему. Если Дмитрий Владимирович как-то сможет помочь по территориальному… Я не знаю, есть ли подобные пространства в Севастополе или нет их, или надо заново это делать. Но скорее, наверное, заново.
Д.Овсянников: Может, мы сперва поищем варианты?
У нас были задумки проведения и пикников, скульпторы и художники приезжали бы на открытые пространства, и постоянно обсуждается вопрос большого киноконцертного зала, конгресс-холла, его нет в городе Севастополе. Поэтому ставить такой вопрос сейчас – неподъемные деньги, поэтому я бы не стал. Но поискать варианты я готов.
В.Путин: Нет-нет, подумайте. Это практическое предложение, оно востребовано будет. Я согласен с Вами, потому что всё-таки в весенний, летний и осенний период здесь очень много людей, и с удовольствием будут приходить, не только на пляже лежать, сто процентов.
Е.Минина: Да, конечно.
Ну а пока мы готовы работать на благо Севастополя.
В.Путин: В вашем сегодняшнем центре уже всё в порядке, всё там сделано?
Е.Минина: На грант надеемся. Ремонтик надо поделать. Но я даже уже не хочу заводить этот разговор. Ремонтов на сегодня достаточно. У нас частная территория, поэтому мы не имеем отношения к бюджету, мы будем своими силами, Владимир Владимирович.
В.Путин: Молодец! Может быть, мы вам спонсора найдём какого-нибудь.
Е.Минина: Вот за это будем очень благодарны.
В.Путин: Сколько?
Е.Минина: Я Вам потом скажу.
В.Путин: Скажите Дмитрию Владимировичу, он мне передаст, ладно? Я не шучу, я серьёзно говорю.
Е.Минина: Хорошо. Спасибо Вам большое.
В.Нечаев: Владимир Владимирович, я ректор Севастопольского государственного университета. Предложение: может быть, на территории университета такой центр создать? Интеграция с университетом. В принципе у нас есть земля.
В.Путин: Это хорошая идея.
Е.Минина: Мы с удовольствием. Кстати, у нас были такие идеи.
В.Путин: А мы помогли бы вам.
Е.Минина: У нас не совсем зимняя, именно летняя была площадка, потому что крыша течёт. И мы думали, куда нам переехать на зиму. Так что если будет такая возможность, было бы замечательно.
В.Путин: Хорошая идея. Я думаю, что и ребятам-студентам, аспирантам, преподавателям было бы интересно.
В.Нечаев: Тем более мы думаем о создании здесь кластера территориального развития архитектуры, градостроительства и искусства в университете. Его пока нет. Возможно, что такой центр стал бы неким таким стартом.
В.Путин: Здорово.
Дима, посмотрите, потом, что нужно там поддержать, помочь, скажите мне, пожалуйста. Договорились.
Е.Минина: Благодарю Вас.
В.Путин: Пожалуйста.
И.Кусов: Владимир Владимирович, не мог не попросить слова. Я являюсь директором филиала МГУ в городе Севастополе. Он был открыт в 1999 году. И тогда именно Вы, ещё от лица Правительства Российской Федерации, поддержали инициативу Виктора Антоновича Садовничего и приняли решение об открытии филиала, за что, конечно, Вам благодарны все жители города, но особенно офицеры Черноморского флота, чьи дети имели возможность получать фундаментальное российское образование здесь все эти годы. Сейчас филиал развивается.
В.Путин: Лужков тогда очень поддерживал это.
И.Кусов: Лужков, Виктор Антонович [Садовничий], Черноморский флот и Правительство Москвы.
Да, сейчас филиал развивается, и уже в Севастополь приезжают учёные мирового уровня. У нас, например, есть физик, который 15 лет работал в лучшем институте мира – Калифорнийском технологическом институте, потом в Израиле работал. Сейчас здесь он работает над темой суперконденсаторов. Есть лаборатория под руководством Садовничего тоже, по медицинской робототехнике. И уже мы вплотную подходим к первой в мире полностью роботизированной хирургической операции, то есть насыщаем филиал научной инфраструктурой. И вот думаем о крупных проектах развития.
На Петербургском экономическом форуме в этом году губернатор, наш ректор Виктор Антонович Садовничий и президент Объединённой судостроительной корпорации Рахманов презентовали проект «Сердце Севастополя» по комплексному развитию инфраструктуры. Мы рядом находимся с Севастопольским морским заводом. Ну, по сути, проектируем такую технологическую долину, это новые кампусы Московского университета и для Севморзавода в органической связке. И там же как раз и большой блок социальной и культурной инфраструктуры планируется, и в том числе по опыту Москвы в цехах заброшенных производственных мощностей возможно открытие таких культурных центров, лофтовых творческих пространств, как раз как «Винзавод» или другие объекты в Москве. Если сердце запустить с молодой кровью, то и весь город запульсирует, потому что образование и такой центр.
Отдельно я бы хотел остановиться на гуманитарных науках. Сейчас важно, чтобы о событии «русской весны», том эпохальном событии, которое произошло в 2014 году, память осталась у потомков качественная и научно обоснованная. И важно документировать те факты, свидетельства очевидцев, пока они есть, пока ещё нюансы тех событий не стёрлись из памяти. И есть инициатива у нас о создании при филиале МГУ центра устной истории, где можно было бы профессионалам, учёным-историкам документировать десятки тысяч интервью участников событий той «русской весны». Это стало бы новым форматом сохранения истории. Это даже называют «исторический краудсорсинг», когда со всех по чуть-чуть. Это мощный научный труд и ответ.
Обсуждая эту тему, мы подумали, что не только третья оборона, последняя, заслуживает такого внимания. Много фактов и про первую, и про вторую оборону Севастополя, и очень важно понять, можно понять. Мы придумали такой проект, название говорит само за себя, «Жить для России – духовная основа русского воинства: первая, вторая и третья оборона Севастополя». То есть на основе изучения жизненного опыта героев, подвижников и святых первой, второй и третьей обороны, а на самом деле и более древних времён, как времён Херсонеса, можно выделить, что двигало этими людьми, которые совершали эти поступки, какие критерии совершения самопожертвования, критерии совершения подвижнических поступков.
И для молодёжи этот посыл – жить для России – может быть той смысловой единицей, которая станет мобилизационным ресурсом, именно призывом, как набатный колокол. И именно Севастополь может стать центром изучения русского героизма, патриотизма, потому что здесь невероятная концентрация во всех исторических эпохах людей, которые приезжали сюда и приезжают сейчас, остаются жить и работать, посвящают себя служению Родине. Такая инициатива есть. В дальнейшем она может стать, например, и продолжением акции всероссийской «Бессмертный полк», например, акция «Русское воинство», когда люди во всех регионах Российской Федерации могли бы найти своих героев из всех исторических эпох, собрать данные, профессионально их задокументировать и уже выставить каждому региону своё русское воинство.
А что касается сбора документальных интервью, событий тех лет, то, если Вы одобрите, конечно, Владимир Владимирович, без Вашего рассказа эта часть истории будет совершенно неполной, поэтому приглашаем Вас стать первым.
В.Путин: Я уже вроде всё рассказал. Готов повторить.
Вы знаете, мы сейчас с Дмитрием Анатольевичем говорили, может быть, две вещи можно реализовать. Во-первых, вы знаете, в Сочи сделали «Сириус». Там, конечно, уникальная база и так далее. Не только, но начали с точных наук. У вас можно было бы при университете, при филиале, создавать по гуманитарным направлениям. Это первое.
А второе, при МГУ создана и хорошо начала работать школа для одарённых детей. При филиале МГУ в Севастополе можно было бы сделать тоже школу для одарённых детей, школу именно, для Севастополя и Крыма вообще в целом. Уверен, это было бы очень востребованно.
Я с Виктором Антоновичем тоже переговорю, попрошу его поддержать и помочь. Я просто уверен. У нас в среднем по любому региону количество одарённых детей одинаковое в процентном отношении. Вопрос в том, как до них добраться и как предоставить необходимые условия для получения качественного образования.
И.Кусов: И в том числе ещё важна среда, которая формируется в кампусе. Здесь идея территориального расположения филиала, это же тоже исторические здания, Лазаревские казармы 1840‑х годов постройки. По сути, истинное сердце Севастополя в Южной бухте, и вокруг – Севморзавод, прекрасная территория, новый центр города может быть культурный, молодёжный, образовательный, деловой, если его превратить в пространство для совместного общения, образования и науки.
В.Путин: Если что-то нужно будет, мы через Виктора Антоновича, пожалуйста, хорошо?
Спасибо.
А.Фалалеев: Владимир Владимирович, я ректор Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского. Мы с удовольствием подключаемся в проект школы для одарённых детей, причём не только для всей России, а для жителей Крыма, чтобы буквально со всех, даже удалённых уголков можно было их вот такими партиями, и они бы тогда поняли, о каких технологиях можно говорить, какие технологии готовятся, и поэтому с удовольствием включимся в проект.
Г.Лифанов: Мы тоже с удовольствием подключимся и всю творческую составляющую и мастер-классы, подключим московские вузы, театральные, творческие.
И.Кусов: Не зря назвали «сердце», сразу запульсировало.
А.Фалалеев: Мы заодно, развивая идею первого вопроса, когда объединили Крым и вера, и рынок, и единая государственность объединила достаточно много этнических групп, и я сегодня принёс работы наших учёных, которые были выпущены при поддержке грантов Президента Российской Федерации, то есть Вашей. Поэтому с благодарностью, но сперва их Ваш отдел протокола взял почитать: сказал, что почитает, Вам передаст.
В.Путин: Цензура. Не дают читать всё подряд.
А.Фалалеев: Там история этнополитических отношений в Крыму от древней Тавриды до сегодняшнего дня. И энциклопедия народов Крыма. На самом деле каким образом этнические группы на площадке, на этой небольшой локальной, могут мирно существовать под эгидой гражданской российской идентичности. И мы считаем, что миссия университета – и дальше это нести через школы, через школы одарённых детей, через систему образования. Мы с отцом Тихоном обсуждали как раз то, что понимание этой исторической ценности и исторической идентичности необходимо через школы правильно подавать. И он говорит, что есть там пока что пробел у нас, но мы над ним будем работать.
В.Путин: Здорово.
А.Александров: Можно ещё в продолжение темы молодёжи и творчества? Мы уже об этом говорили.
Меня зовут Алексей Александров, я режиссёр фильма «Херсонес Великий». В этом году он был выпущен, документальный фильм о становлении христианства на территории Крыма, Севастополя. Долгий путь, охватываем события с I по X век, как князь Владимир здесь крестился.
Но о творческом моменте, может, чуть-чуть меньше, так как у нас время. О чисто техническом. Пока мы снимали фильм, восемь лет снимали, мы пришли к тому, что у нас много творческих людей, много людей, которые действительно и работают профессионально в кинематографе, и которые бы хотели работать в кинематографе, молодых людей в том числе. Но мы столкнулись с проблемой, что некой базы киностудии или технической базы, которая бы могла помогать молодым кинематографистам как местным, так и, самое главное, если мы сейчас говорим об интеграции Севастополя и Крыма в культурное пространство России, для молодых режиссёров и молодых творческих людей из России, которые сюда могут приезжать и здесь творить, у нас есть шикарные локации, но у нас нет инфраструктуры, для того чтобы помогать творческим людям это делать. Это первое.
Второе. Если говорить уже о взрослом кино, то так называемая система рибейтов, которая сейчас уже запустилась на территории России, и Калининград в этом плане сейчас идёт хорошим локомотивом, в этом году уже шесть картин приняли заявки, в сентябре этого года будут уже распределять 20 миллионов, заложенных в прошлом году, – к большому сожалению, Крым не участвует в этом процессе. Мы общаемся с коллегами Фонда кино, которые однажды заявили, что Калининград, Крым и Приморский край являются приоритетными регионами. Но, к большому сожалению, они говорят: инициатива снизу оттуда не идёт. Предложение: пока сегодня за этим столом руководители города Севастополя – может, в рамках Севастополя как отдельного субъекта мы рассмотрим вопрос о создании кинокомиссии, на базе которой можно запустить систему рибейта, возврата, в помощь кинематографистам, чтобы привлекать их сюда?
В.Путин: Конкретно как это будет работать?
А.Александров: Конкретный механизм, который сейчас Фонд кино заложил в принципе в основу: при региональной власти создаётся кинокомиссия…
В.Путин: Это что такое?
А.Александров: Это структура, юрлицо, которое организовано руководством региона.
В.Путин: И что она делает?
А.Александров: Она принимает заявки от кинопроизводителей, которые хотели бы снимать в этом регионе фильмы, и помогает. С одной стороны, организационно: подбирает локации, людей. То есть помогает организационно, чтобы люди могли здесь комфортно это делать. Это порядка 30 процентов сокращение бюджета, по разной информации, для кинопроизводителя. И плюс, если смотреть сейчас на Калининград, который заложил в своих внутренних документах до 20 процентов возврата подтверждённых средств, которые производитель затратил в этом регионе, они из своего местного бюджета отправляют. Да, это нюанс, что сам регион может определять: какой проект ему нравится – естественно, если он тратит свои средства, – те проекты он и поддерживает. Это, во-первых, создаёт рабочие места для кинематографистов, для тех, кто работает в этой индустрии.
Во-вторых, это очень чёткий, понятный сигнал для туристической отрасли.
В.Путин: Понимаете, мне кажется, тогда вам нужно это делать вместе с администрацией и Крыма, и Севастополя.
А.Александров: Мы только «за».
В.Путин: Потому что в одном Севастополе возможности ограничены. Мы Сергея Валерьевича попросим, он поддержит. Мне кажется, можно было бы создать совместную группу, которая помогала бы деятелям искусства. Я понимаю, о чём коллега говорит. Это сразу, во‑первых, легализует их работу, не нужно бегать по целому количеству всяких кабинетов, получать разрешения. А во‑вторых, это действительно минимизирует расходы, связанные с административными процедурами. Так я понимаю?
А.Александров: Да-да, всё верно.
В.Путин: Давайте Сергея Валерьевича попросим, и сделайте вместе с ним такую группу, которая помогла бы деятелям искусства просто организовывать эту работу на самом деле. Они пока больше ничего не просят.
А.Александров: Да, спасибо большое. Спасибо, что услышали.
И.Карташёв: Добрый вечер, Владимир Владимирович!
Меня зовут Игорь Карташёв. У меня всё несколько попроще. То есть вот люди о высоком, об искусствах, институтах. Я являюсь председателем общественной организации, которая называется «За жизнь». И мы занимаемся помощью социально неблагополучным гражданам, это бездомные, алкоголики, периодически наркоманы попадаются.
Мы в этом году тоже выиграли президентский грант, спасибо за доверие, как говорится. И вот хотелось бы, может быть, даже воспользоваться случаем, поскольку тут уже и руководство города, и Вы тем более. Большая часть наших средств, наших затрат уходит на аренду, мы и в грант тоже заложили деньги, чтобы платить аренду, мы арендуем помещения для этих центров. Мы уже в городе обсуждали и подавали заявку для создания городского социального центра для бездомных, для учёта этих граждан, где можно было бы им давать какую-то временную регистрацию. Мы готовы туда перенести и свой опыт работы. Мы уже в России три года работаем, занимаемся этой помощью, и со времен Украины ещё работаем.
В.Путин: Вы платите за аренду чего?
И.Карташёв: За аренду помещений.
В.Путин: Каких?
И.Карташёв: Мы снимаем нежилые помещения, где проживают эти люди.
В.Путин: А, вы для них снимаете?
И.Карташёв: Да, для этих целей. Но опять же мы не всех туда можем принять, поскольку хозяин есть, есть арендатор. А заявок поступает огромное количество, особенно от бездомных людей. Просто жители говорят: вот здесь проблема, вот тут беда, помогите, помогите, помогите… А как? Мы не можем. Я уже обращался, в городе мы собирались, разговаривали. Есть идея создать городской социальный центр, который мог бы и людей таких принимать и помощь им оказывать.
В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что Вы занимаетесь очень правильным и благородным делом, абсолютно точно, без всякой иронии говорю, на полном серьёзе.
Второе, это, безусловно, должно решаться на уровне города, муниципалитета. Дмитрий Владимирович здесь, он слышит.
И.Карташёв: Я воспользовался случаем и обратился.
В.Путин: Вы правильно сделали. Я надеюсь, что он тоже на это отреагирует и с Вами будет работать поплотнее, ладно?
И.Карташёв: Да, спасибо большое.
В.Путин: Вам спасибо большое.
Прошу Вас.
В.Жутовский: Добрый вечер, уважаемые Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич!
Я думаю, коллеги согласятся, что интеллектуальное, духовное пространство Севастополя стало ярче и насыщеннее после вхождения Крыма в Россию, в том числе и благодаря трудам профессиональных историков. Очень хочется, чтобы этих работ стало больше, во-первых, а во-вторых, чтобы они стали доступнее и появлялись не только в магазинах по коммерческим ценам, но и в библиотеках, чтобы наши дети могли читать.
Спасибо большое вам.
Е.Волкова: Можно в продолжение? Поскольку заговорили о библиотеках… Вам сегодня дарили книги. Это замечательно, потому что книга была, есть и будет самым лучшим подарком. Я являюсь директором централизованной библиотечной системы города Севастополя. Это центральная городская библиотека, 115 лет отметила в прошлом году, и 40 филиалов по городу. Конечно, за последние три года очень большой прорыв произошёл в библиотечном деле. Рушатся стереотипы, идёт финансирование. Мы начали ремонты, мы начали модернизацию и техническое переоснащение. И я сегодня хочу от всего библиотечного сообщества сказать Вам, Владимир Владимирович, Вам, Дмитрий Анатольевич, большое спасибо за то, что вы выделяете деньги в целом на отрасль, за то, что есть у нас силы, возможность и большое желание эти деньги осваивать. Особая благодарность за межбюджетные трансферты, которые мы пускаем на закупку новых книг, новой литературы, пополняем книжные фонды. Это очень большая проблема для Севастополя, потому что много дарят, но формирование библиотечных фондов должно осуществляться строго на научной основе с учётом социально-экономического профиля региона. Поэтому деньги нам нужны.
И ещё очень нужны новинки. Появляется новая литературная премия, люди приходят, спрашивают, уже в интернете есть, а на полках ещё нет – это проблема.
Мы успешно интегрируемся в российское культурное пространство. За последние два года 17 соглашений с федеральными библиотеками: Российская государственная, Российская национальная, библиотека имени Ельцина. Мы полноправные участники Национальной электронной библиотеки. То есть сейчас у библиотеки совершенно другая миссия. Это не просто хранитель исторической памяти, это крупные культурные, образовательные, информационные центры. И что немаловажно для Севастополя, это центры проведения интеллектуального досуга. Всегда Севастополь был, есть и будет читающим регионом, высококультурным регионом. Поэтому мы делаем всё возможное, чтобы эту высокую планку держать. Мы сотрудничаем, безусловно, со всеми нашими и учебными заведениями, и творческими учреждениями. Мы все дружны в Севастополе, мы все выступаем единым фронтом, мы, каждый в своём направлении, делаем всё возможное, чтобы в целом культура в Севастополе процветала.
И знаете, пользуясь случаем, я хочу выразить благодарность нашему Правительству, которое, в общем-то, во всех наших начинаниях нас поддерживает, насколько у них хватает сил. И спасибо большое Вам.
В.Путин: Вам спасибо большое.
Я.Клишина: Я представляю здесь общественность, общественная организация «Развитие севастопольских парков». Хочу немножечко поднять вопрос комфортной городской среды. Цель нашей организации – это способствование реконструкции старых и созданию новых общественных пространств. Помимо того благоустройства мы стремимся наполнять эти пространства жизнью, то есть каждому свой сценарий. И одно из главных наших достижений – это первый за последние 30 лет реконструируемый парк, так называемый динопарк, бывший Рыбацкий сквер.
Мы проводим очень много мероприятий: и субботники, фестивали. Об этом можно много рассказывать, но я считаю, что самое главное наше достижение – это то, что у нас получилось наладить диалог общественности и властей. Огромная за это благодарность. Екатерина Борисовна, человек с огромным сердцем, пошла нам навстречу. Но, скажем так, самая наша большая боль – это застройка. И очень часто это незаконная застройка также на территории динопарка. Я не буду сильно углубляться, у меня есть обращение от нашей организации. Если Вы позволите, я просто передам Вам.
В.Путин: Мы с вами понимаем, что застройкой из Москвы никто не руководит, это всё на местах решают.
Я.Клишина: Но хотелось бы, знаете что, возможно, инициировать какую-то комиссию, которая бы занялась проверкой таких ситуаций.
В.Путин: Мне кажется, что в Севастополе есть такая комиссия.
Д.Овсянников: По домам, которые были с нарушениями регламента построены. А вот по динопарку – я не представляю, что может быть в динопарке незаконно построено. Мы недавно высадили 20 деревьев, общество «Динамо» совместно с руководителем управления ФСБ.
Я.Клишина: Сейчас там всё в порядке. Но была же ситуация, просто она была до Вас.
В.Путин: Вас сейчас что-то там беспокоит?
Я.Клишина: Там – нет. Нас сейчас беспокоит возможная застройка береговой линии на так называемом Солдатском пляже.
В.Путин: Вы хотели бы, чтобы была организована комиссия для чего? Ещё раз сформулируйте, пожалуйста.
Я.Клишина: Для того чтобы проверить законность строительства на некоторых территориях.
В.Путин: И там эти территории указаны, да?
Я.Клишина: Да.
В.Путин: Давайте организуем такую комиссию.
Так, пожалуйста, что ещё?
Д.Татарков: Татарков Дмитрий Борисович, начальник Центра морских исследований и технологий Севастопольского университета.
Я хотел бы выделить, коллеги, – у всех такие прекрасные доклады, – что нас всех здесь объединяет. Морской художник. Город, достойный поклонения. Город на мысу. Театр на море. Даже сердце Севастополя предлагают, чтобы оно забилось где? В Севморзаводе и Лазаревских казармах. Нас здесь всех объединяет море. О море мы ещё не говорили. Мы сейчас в Севастопольском университете создаём возможности для возрождения учебных практических экспедиций для студентов. В этом году сходили с Конюховым по северному побережью Крыма. В следующем году планируем крымскую «кругосветку»: более ста студентов пойдут от Керчи к мысу Тарханкут и завершат «кругосветку» в православном средневековом княжестве Феодоро, на Мангупе.
Я предлагаю школу одарённых детей окрасить в морские тона. Где, как не в Севастополе, воспитывать морскую элиту? Где, как не в Севастополе, воспитать поколение людей, которые создадут морское будущее России? Готовы взять на себя морскую составляющую.
В.Путин: Хорошо, спасибо.
Пожалуйста.
С.Мельникова: Дело в том, что в «Херсонесе Таврическом», Вы прекрасно знаете, создали отдел подводной археологии. И мне очень хочется надеяться, что когда-нибудь на нашем пространстве появится музей под названием «Херсонес и море». Так что если вы что-то интересное найдёте, я вас очень прошу не проходить мимо «Херсонеса Таврического».
И в конце этого года будет первая выставка, которая будет рассказывать о наших находках под водой, и там есть некоторые вещи, имеющие к Вам прямое отношение, найденные под водой.
В.Путин: Спасибо большое.
Дмитрий Анатольевич.
Д.Медведев: Спасибо.
Уважаемый Владимир Владимирович!
На самом деле очень приятно присутствовать на такой встрече. И чтобы не выпадать из позитивной тональности, которой светились все выступления, хочу сказать, что, конечно, бюджет – штука сложная, у Правительства всегда денет не очень много, вы знаете. Но с учётом исторических решений, которые были приняты, о воссоединении Крыма с Российской Федерацией, мы с Владимиром Владимировичем говорили, и в рамках поручений, которые Президент, уверен, даст и после сегодняшнего всего нашего мероприятия, мы постараемся пройтись по всем позициям, которые здесь были отмечены, чтобы насытить эти программы реальным финансированием.
Несмотря на то что такие программы уже работают, это и общая программа по Крыму и Севастополю, и программа «Культура России», там запланированы значительные средства, но мы прекрасно понимаем, что Крым, Севастополь в течение десятилетий недополучал финансирование, по сути, находился вообще вне финансового поля, и наша задача сейчас всё-таки преимущественное внимание уделить восстановлению объектов культуры Севастополя и Республики Крым в целом, для того чтобы подтянуть их до общероссийского уровня. Такое поручение Владимир Владимирович подпишет, а Правительство, естественно, постарается его в полном объёме исполнить.
В.Путин: Я вас хочу поблагодарить за сегодняшнюю беседу. Но не столько даже за сегодняшнюю встречу, сколько за вашу многолетнюю и плодотворную работу. Я уже не говорю про прежние годы, когда совсем было тяжело. Но и сейчас нелегко, не бывает чудес. Просто за год, за два, даже за три многие вещи не сделать. А мы с вами – я говорю «мы с вами», потому что вы, каждый на своём месте, несёте ответственность за то, чем вы занимаетесь, – обязательно это сделаем.
Говорили сейчас про театр. Только планирование этой работы займёт год, потом ещё год, полтора, два – стройка. Это всё вещи длительного цикла, но их нужно обязательно делать и делать нужно сегодня. Как вы видите, потихоньку это делается. Но хотелось бы большими темпами, только бы не повредить качество того, что мы с вами делаем.
Но есть и другая, кроме материальной, составляющая, в том числе вашей работы. Она не менее важна, она более важна – это духовная составляющая. А это вам удаётся самым наилучшим образом. За что я вас хочу сердечно поблагодарить.
Спасибо большое!



Copyright ©РИА "ПОБЕДА"