печать|закрыть окно


Посещение Казанского авиационного завода имени С.П.Горбунова

25.01.2018





....- В.Путин: Добрый день!
Кто летал?
А.Рябов: Командир экипажа, лётчик-испытатель 1 класса Рябов Алексей Рудольфович.
В.Путин: Алексей Рудольфович, я Вас поздравляю.
А.Рябов: Спасибо.
Уважаемый Владимир Владимирович! Разрешите доложить. Программа испытательных полётов выполнена в полном объёме на новом изделии № 804 «Ту-160» после возобновления производства данного изделия. Самолёт устойчив, управляем во всём диапазоне высоких скоростей, готов для глубокой модернизации, техника отработала на «отлично». Поэтому разрешите от лица экипажа поздравить весь коллектив, Вас, себя, всю страну с этим знаковым событием. Надеемся, что этот самолёт обретёт новую жизнь в результате глубокой модернизации. И приглашаем Вас совершить через год-полтора полёт на данном типе воздушного судна.
В.Путин: Вы знаете, что я на самолёте старой версии летал.
А.Рябов: Да, я в курсе. Чётко, слаженно, красиво.
В.Путин: Это благодаря лётчикам, я-то что? Рядом сидел просто.
Что касается работы, которая сейчас доведена до этапа, о котором мы говорим, – это, конечно, большой успех коллектива завода. Здесь уже и ветеранов я вижу, и молодых людей. За два года сюда пришёл большой коллектив молодых специалистов. Сейчас мы с одним из руководителей говорили о том, как эта работа шла. В старой версии работа над машиной была прекращена в 1993 году. В 2015 году мы приняли решение о модернизации, возобновлении производства. Это, по сути, совсем другой самолёт: и авионика, и всё, вы сами знаете, – это вообще другая машина. Внешне выглядит так же, но двигатель и дальность полёта, мощность – всё другое. И это, конечно, большой успех этого молодого коллектива и уже опытного. Я вас всех поздравляю.
А.Рябов: Спасибо.
В.Путин: Это серьёзный шаг в развитии высокотехнологичной сферы и в укреплении обороноспособности страны, потому что это один из элементов нашей ядерной триады в воздухе. Очень знаковая вещь. Так что вам большое спасибо. Уверен, что работа будет развиваться дальше так же слаженно и с таким же результатом.
Реплика: Вам большое спасибо за поддержку авиации.
В.Путин: Будем двигаться дальше. За авиацией будущее, за боевой авиацией, с целью обеспечения обороноспособности страны, и за гражданской авиацией тоже. Но нам, мы сейчас обсуждали, надо подумать и над гражданской версией подобных самолётов. При такой огромной территории, как у нас, из Москвы до Нью-Йорка ненамного дольше лететь, чем до Владивостока. Поэтому уверен, что это будет востребовано. Нужна будет, конечно, в этом смысле ещё большая работа, но она абсолютно реальна к завершению. Поэтому всем будет чем заниматься. И не просто чем-то, а очень интересным и нужным делом. Так что всем вам большое спасибо. Поздравляю всех.
Реплика: Будем надеяться.
В.Путин: Сейчас предстоит ещё подписание контракта. Десять самолётов, но каждый из них по 15 миллиардов, больше чем 15 миллиардов, – 160 миллиардов. До 2027 года полная загрузка завода. Здесь есть чем заниматься.
Реплика: Самое главное, чтобы смежники не подвели.
В.Путин: До сих пор не подводили. Сегодня в Ульяновске ещё полетел дозаправщик. Так что у нас авиация развивается.
Реплика: Да, мы это видим, чувствуем. Прошли всё мы с советских времён – так сказать, сидим на катапультном кресле. Поэтому чувствуем. (Смех.)
Реплика: И экспериментальная авиация, как вид авиации, чтобы развивалась тоже, чтобы мы могли испытывать и вперёд идти. Технику нашу всю развивать.
В.Путин: Да, точно.
Как трудовой коллектив себя ощущает?
Реплика: Отлично.
С.Мансветов: Владимир Владимирович, я, Мансветов Сергей Николаевич, заместитель главного технолога по «семидесятке». Работаю здесь с 1980-х годов. Может быть, заранее хочу выразить огромную благодарность: спасибо Вам большое за подписываемый контракт, который нам, нашим рабочим и их семьям, и сопутствующим предприятиям даст спокойствие, надежду на завтрашний день.
Я начинал эту работу в 1975 году. В 1980-м мы начали осваивать этот самолёт. Получили новые чертежи, новые инструкции, осваивали, писали сами свои инструкции, но, в общем-то, в результате получилось неплохое изделие. Сейчас надеюсь на более совершенный самолёт.
Прошли годы. Были тяжёлые годы, специалисты уходили с завода, приходили – уходили. С помощью республики, с помощью Министерства обороны и Вашего участия завод был сохранён. Сейчас приходят новые амбициозные ребята, умные, грамотные, которые освоили технику. И первый опыт показал по сварке и сборке самолёта, что есть уверенность. Я могу заверить, что контракт, который будет подписан, будет выполнен.
Спасибо.
В.Путин: Я нисколько не сомневаюсь. У нас применяются новейшие технологии. Сейчас детали показывали, которые делают современным способом, они прочнее, надёжнее, и в десять раз быстрее производство. В десять раз! Вот производительность труда. Если она будет так во всех сегментах нашей промышленности реализовываться, то промышленность будет другая и экономика будет другой.
Р.Хамматов: Владимир Владимирович, в продолжение слов Сергея Николаевича хотелось бы похвастаться тем, что мы сделали.
Мы находимся в этом прекрасном цехе, который нам построили строители, российские предприятия помогли модернизировать две уникальные установки: самая большая в мире установка электронно-лучевой сварки, самая большая в России печь вакуумного отжига титана. И мы стремимся создать самый сложный элемент этого самолёта – это балка центроплана. Она за нашими спинами стоит.
Задача всего коллектива, который вновь был собран: молодые специалисты и взрослые, те, кто нам опыт передаёт, – сделать этот агрегат. Он находится, если честно, на критическом пути самолёта. Если общий цикл изготовления серийного самолёта три года, то только сама балка занимает год. Как Сергей Николаевич говорит, опыт показал, что мы людей собрали, ребята пришли, нам это под силу, цех отремонтировали, оборудование восстановили, с всероссийским институтом, с ВИАМом, отработали режимы и технологию и сейчас уже делаем боевые детали, они здесь, в цехе, на новый самолёт, который в ближайшем будущем мы поднимем.
В.Путин: Подняли уже. (Смеются.)
Р.Хамматов: И тот гособоронзаказ, который мы так сильно ждали, и от всей души мы ждём это подписание, мы выполним, не сомневайтесь.
В.Путин: Да, я не сомневаюсь, уже видно, самолёт летает, подняли его лётчики. У меня сомнений нет, и меня особенно радует, что у Вас такой симбиоз хороший – молодёжи много и ветераны есть. Есть с кем работать, есть от кого чему учиться. Коллега сказал очень аккуратно, обратили внимание? «Молодёжь» и, как Вы сказали, «взрослые». «Старики» не сказал.
Р.Хамматов: Мы их уважаем, мы к ним никогда не относимся, как к старикам, потому что без них никуда.
В.Путин: Это правда.
Р.Хамматов: Это одна из особенностей фирмы «Туполев».
В.Путин: Фирма знатная, с хорошим заделом.
Р.Хамматов: Потому что кадры сохранились.
М.Анютов: Владимир Владимирович, Анютов Максим.
Вы в 2005 году в составе экипажа лично пилотировали эту уникальную машину.
В.Путин: Рядышком сидел только.
М.Анютов: А сегодня Вы наблюдали и взлёт, и посадку новой модернизированной машины. Хотелось бы узнать Ваше внутреннее ощущение тогда, 13 лет назад, и сейчас, глядя на новую машину?
В.Путин: Вы знаете, дело не только в том, что я летал на «Ту-160»и сидел в кресле, – я видел, что это за работа, видел, как самолёт себя ведёт. Это незабываемое впечатление. Я тогда сказал и могу сейчас повторить: всё равно как во сне, всё происходит, как во сне. Поэтому лётчикам в известной степени можно позавидовать. Это часть их жизни. Конечно, жизнь связана с риском, но она очень интересная, очень содержательная.
Что касается самого самолёта и его модернизации, я вам приоткрою небольшую тайну. Мы же начали применять его. Для меня стало абсолютно очевидным, что самолёт нужно менять. Как только начали с ним по-настоящему работать, стало очевидным, что должна быть проведена огромная работа. Он же не был даже поставлен официально на вооружение. Он просто был сделан. И вроде как говорили, что есть такой носитель у нас. Но на самом деле его совершенно точно надо было дорабатывать, даже в прошлой версии. Ну а сегодня, когда появились новые технологии, стало ясно, что нужно не только дорабатывать, но что мы можем это сделать на совершенно новой технологической базе. И у нас всё получилось. Это реально большой успех, большой шаг вперёд. Только внешне он выглядит, как тот «Ту-160», на котором я летал. Это совсем другая машина. И перспективы развития у неё очень большие и хорошие. Это серьёзный шаг, ещё раз повторяю, в укреплении обороноспособности страны, её ядерной триады, в данном случае с авиационной составляющей. Поэтому это большая работа и очень важная. И она интересная.
А.Кочетков: Владимир Владимирович, Алексей Кочетков, начальник цеха ремонта и модернизации данных прекрасных машин.
Мы говорили, что много молодёжи приходит к нам на завод. У меня такой вопрос. Сам процесс обучения специалистов на авиационные специальности очень большой, минимум пять лет. Есть профильный колледж, в котором сейчас, кстати, при помощи нашего государства внедрена система WorldSkills. И процесс обучения очень трудоёмкий. В процессе практики в этих учреждениях либо после окончания сюда приходят молодые, порой амбициозные ребята, обучаются.
Мы, во-первых, помимо того, чему их научили, своё ещё вкладываем в них, у нас есть классы, которые обучают специалистов уже на практике руками работать. И возникает такой вопрос – призыв в Вооружённые Силы Российской Федерации. Таких специалистов очень не хочется терять даже на год порой.
У меня предложение к Вам – приравнять работу по гособоронзаказу на подобных, может быть, машинах к службе в Вооружённых Силах с последующей выдачей билета.
В.Путин: Надо подумать. Нам нужно ещё обеспечить призыв. Но у нас существует несколько вариантов прохождения воинской службы по призыву и с параллельным максимальным использованием тех навыков, знаний, которые человек приобрёл.
Сейчас только Министр обороны докладывал, и я ему согласовал создание практически технопарка, мы это сделаем в удобном, очень хорошем месте. И туда будем призывать молодых специалистов, молодых учёных, которые могли бы и, уверен, будут эффективно работать по своей основной специальности. Можно поговорить и подумать на тему о том, что делается специалистами, о которых Вы сейчас сказали. Конечно, я думаю, что мы сможем это делать по мере реализации наших планов увеличения военнослужащих не по призыву, а контрактников. Больше контрактников – меньше по призыву.
А.Кочетков: Профессиональный отбор.
В.Путин: Да, это связано со многими составляющими (сейчас я не буду в них вдаваться), в том числе и с возможностями бюджета. Но всё равно будем идти по этому пути. То, что Вы сказали, я понимаю, и в целом Вы правы. Постепенно будем это делать.
А.Кочетков: Хорошо, спасибо.
В.Путин: Просто чтобы Вы понимали, балетные говорят: «Нельзя призывать из балета мужчин. Их по пальцам пересчитать». Музыканты говорят: «Мы музыканта учили-учили пять-семь лет. Он только ещё стал специалистом, а вы его в армию. Он там на трубе будет играть с утра до вечера, а он, допустим, виолончелист». То есть таких исключений у нас очень много набирается. Тем не менее Вы правы: люди, которые работают в оборонке, они на обороноспособность страны работают.
Спасибо.
Пожалуйста.
А.Грунин: Здравствуйте!
Грунин Александр, начальник лаборатории обслуживания спецустановок.
У меня к Вам такой вопрос. Сейчас на нашем предприятии производится глобальная реконструкция и техническое перевооружение. Огромные деньги вкладываются в наше предприятие, и только-только мы наберём обороты и объёмы по выпуску изделий – не упадёт ли спрос по гособоронзаказу?
В.Путин: Нет, я же только сказал: сейчас мы будем присутствовать при подписании контракта между Минобороны и компанией «Туполев» по закупке Минобороны этих самолётов, десять штук сразу. До 2027 года полная загрузка, плюс к этому ещё ремонты, капитальные ремонты, реконструкция, обслуживание. Здесь вопросов никаких не возникнет. Конечно, и вчера мы в Уфе об этом говорили, у нас существует целая программа диверсификации, постепенной диверсификации военных производств, с тем чтобы новейшее оборудование, которое здесь, в этом цехе, есть, могло быть использовано не только в интересах обороны и безопасности, не только на нужды Министерства обороны, но и для производства продукции двойного и гражданского назначения. Задача была мною поставлена ещё некоторое время назад, ещё в 2015 году, но сейчас мы её актуализировали, выверили шаги ближайшие и на среднесрочную перспективу. Это точно совершенно нужно делать всем оборонным предприятиям, потому что пик оборонного заказа когда-то пройдёт. Для вас не скоро ещё, до 2027 года – полная загрузка, но нужно думать и о будущем, и, конечно, мы будем этим заниматься.
Д.Волошин: Владимир Владимирович, позвольте? Лётчик-испытатель Волошин Дмитрий.
Экспериментальная авиация, по сути, является основой для развития и государственной, и гражданской авиации. И я надеюсь, что сегодняшнее событие в частности и вообще развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации позволит развиваться в дальнейшем и экспериментальной авиации, которая требует и нормативно-правового регулирования на новых принципах, и подготовки кадров. К слову сказать, школа лётчиков-испытателей имени Федотова в Жуковском в этом году отпраздновала своё 70-летие и требует тоже повышенного внимания государства. И соответственно в рамках экспериментальной авиации это и модернизация аэродромов…
В.Путин: Да, как здесь.
Д.Волошин: Это и модернизация полигонной базы, других всех инфраструктурных моментов, связанных с проведением лётных испытаний, и, конечно же, проведение опережающих испытаний и исследований с точки зрения методики проведения лётных испытаний.
Вот Алексей Рудольфович, наш командир, он 23 года работает на заводе, и его опыт сейчас можно было бы вполне использовать и для этого. Мы с командиром – среднестатистические лётчики экспериментальной авиации: нам по 53 года. Хотелось бы, чтобы возраст у нас средний тоже был помоложе.
В.Путин: Что Вы предлагаете?
Д.Волошин: Для того чтобы это решить, нужна государственная поддержка и развитие именно экспериментальной авиации как вида авиации в Российской Федерации.
В.Путин: В чём она должна заключаться?
Д.Волошин: Государственная программа.
В.Путин: Отдельно по экспериментальной авиации?
Д.Волошин: Да.
В.Путин: Хорошо. Я подумаю. У меня сейчас нет готового ответа. Я должен посмотреть, в каком состоянии это ещё раз, и посмотреть, что нужно сделать дополнительно. То, что поддержка должна быть, это очевидный вопрос. Только что конкретно, в какие сроки должно быть сделано? Я посмотрю.
Д.Волошин: Спасибо.
В.Путин: Что ещё?
Реплика: Владимир Владимирович, здравствуйте. У меня просьба от нашего коллектива, чтобы Вы расписались, поставили свой автограф на память.
В.Путин: Какие-то ещё вопросы ко мне?
Вопрос: Как Вам удаётся поддерживать такую физическую форму? Вы всегда энергичны, бодры.
В.Путин: Общаюсь с такими людьми, как вы. (Смех.) Позитивными, настроенными на результат, активными. Это заряжает всех. Заряжаюсь от таких, как вы, как от батарейки.
Вопрос: Потому что у Вас столько перелётов. Недавно в Уфе были. Как Вы так удерживаете режим, ритм работы? В чём секрет, может быть?
В.Путин: Нет секретов. Занимаюсь, вы знаете, спортом.



Copyright ©РИА "ПОБЕДА"